Севилья. Легкий взгляд в глубь веков.

Севилья ловит медленные ритмы,

и, раздробясь о каменные грани,

свиваются они, как лабиринты,

как лозы на костре.


Севилья ранит.


Федерико Гарсиа Лорка

Роскошная богатая осень, щедро дарящая людям свои плоды, сдержанная солнечная зима, покрывающая искрящимся снегом горные вершины Сьерра Невада - разве это не отличный повод спланировать путешествие по Андалусии в самое комфортное для этого время?


Вот мы и подумали. А почему бы нет?! У нас ведь есть одна отличная программа по Андалусии. Тем не менее множество интереснейших мест остались до сих пор вне нашего внимания. Ну что? Поехали!!!

Мы с вами уже заглянули в библейский город Тартесс в предидущих публикациях. Теперь же продолжим наше путешествие вверх по реке Гвадалкивир, по землям древнего Тартесского царства. Наш путь лежит в Севилью. Так сегодня называется тартесский город Испал.

Жаркая и страстная Севилья. Радушная и непокорная. Город, наполненный легендами. Здесь соединялись пути из Атлантического океана с районами Андалусии и пересекались дороги между Северо-востоком и западом иберийского полуострова. Широкая и полноводная река сделал город процветающим морским портом, не смотря на то, что Севилья находится в сотне километров от побережья. Морские суда поднимались к его пристаням по спокойным водам Гвадалкивира.

Романтичный город не желает мириться со скучной версией своего происхождения стараниями подданных Тартесса. Местным жителям больше по душе легенда, что сам Геркулес основал Испал. Они даже находят этому доказательства, и готовы представить их любому желающему. Надо сказать, что Геркулес вообще был продуктивен на Пиренейском полуострове. То тут, то там находятся следы его деятельности. Говорят даже, что сами Пиренеи были созданы самим Геркулесом. Это он ворочал и складывал камни пребывая в горе от утраты своей возлюбленной. Сильный был мужчина. Но не будем спорить. Пусть будет Геркулес.

Время меняет картину. Тартесс побеждён. Теперь Испалом владеет Карфаген. Проходят еще триста лет, и снова война. Пунические войны закончились победой Рима.

Шесть веков римляне владели Пиренейским полуостровом. По достоинству оценив удачное расположение Испала, совсем неподалёку, на высоком утесе римский полководец Сципион размещает военный гарнизон Италику. Италика разрастается и своими жилыми кварталами спускается к тому месту, где раскинулся древний Испал. Южные провинции Испании быстро становятся римскими колониями А это значит, что жители Италики становятся гражданами Рима и наделены всеми правами граждан империи. Гай Юлий Цезарь нарекает Италику именем Хиспалис. Богатый и величественный город, который раскинулся теперь по обе стороны широкой реки, становится крупнейшим и важнейшим городом римской провинции Бетика.

Торговля в городе шла бойко. Корабли со всего света приходили в порт Хиспалики, чтобы загрузиться зерном, металлами, золотом и многими товарами, которые привозили в город со всего Пиренейского полуострова. Но время неумолимо, и империя слабела. Вандалы, аланы и свевы - полудикие германские племена, многочисленные и безжалостные, прокатились по Испании, разрушив и разграбив множество городов, уничтожив десятки тысяч людей, превратив в руины цветущие города и великолепные виллы. Вандалы разрушили Хиспалику, разграбили ее, уничтожив и великолепную базилику, вероятно, стоявшую на месте нынешнего сбора. А через три года вандалы ушли из города, привлечённые зелёными пастбищами северной Африки.


Вестготы, пришедшие на смену вандалам, на некоторое время сделали Хиспалику своей столицей. Эти новые владетели понемногу входили во вкус комфортной жизни римско-испанской цивилизации и охотно пользовались теми инженерными, культурными и архитектурными достижениями, что остались от римской империи. Севилья стала даже своеобразным интеллектуальным центром Испании, если вообще можно говорить об интеллектуальной жизни вестготов. Письменным языком была латынь. Но говорили испано-римляне, то есть местное население Испании, на наречии, которое считается прототипом нынешнего испанского языка. Тем языком была, так называемая, вульгарная латынь.


Неспокойные вестготы никак не могли ужиться друг с другом. Испания была раздроблена на много мелких вестготских королевств, которые постоянно конфликтовали друг с другом. Вестготские короли не отказывали себе в удовольствии сделать пакость соседу. А к коренному населению они относились и вовсе жестоко и высокомерно. И когда мусульмане затеяли завоевание Пиренейского полуострова, местное население не препятствовало им, временами даже помогало.

Более того, есть достоверные хроники того, как в 711 году вестготский губернатор Сеуты граф Юлиан снарядил корабли, на которые погрузил 7000 берберов и переправил их через пролив в Иберию. Юлиан не только предоставил корабли, но и нарисовал карту, где указал наиболее безопасные проходы и вступил в сговор с командирами короля Родериха. Эта помощь берберам была местью Юлиана Родерику за то, что тот обесчестил его дочь, оставленную ему на попечение. Ссориться с соседями - опасное занятие.

Всего год понадобился берберам, чтобы завоевать практически весь полуостров. Настал черёд Хиспала. Несколько месяцев сопротивлялся Спалис. Так его называли вестготы. Но и он перешёл в руки мусульман. Теперь богатый и самый важный город Андалусии стал называться Ишбилия.


Ишбилия была столицей аль-Андалуса 3 года, с 713-го по 716-й, став первой столицей арабской Испании.

Город, завоеванный Мусой, во многом был римским городом не смотря на готские и христианские преобразования, к моменту завоевания его Мусой неплохо сохранился.


Здесь были форум, здание сената, театры, храмы, бани и гимназии – последние в руинах, – галереи, акведуки, город имел сетчатую застройку. Представители зажиточных классов носили хламиду – короткую накидку в военном стиле, которая застегивалась на правом плече пряжкой-фибулой. Пожилые мужчины, принадлежащие к высшему классу, например, сенаторы, все еще носили тогу.

Муса и его арабское войско, по всей вероятности, были знакомы с городами времен Римской империи по Сирии и Северной Африке, где они должны были видеть величественные развалины Лептис-Магна и Тубурбо Маджус. Но Спалис был первым увиденным мусульманами римским городом с сохранившимися зданиями и учреждениями.


Долгое и просвещенное правление городом мусульманами достойно отдельного рассказа. В особенности потому, что этот период в жизни Испании, как правило, обходится рассказчиками стороной. Будто его и не было. А вместе с тем в это время происходило много интересного. Обещаю, мы обязательно поговорим об этом. Но это в следующий раз. А пока пропустим эти интереснейшие истории и окажемся сразу в средневековье.

3 шабана 646 года от Хиджры (22 (29) ноября 1248) король Кастилии, Леона и Галисии Фернандо III вступил в Севилью, которая более 500 лет находилась под властью мусульман. В 15-месячной осаде города принимал участие и эмир Гранады Мухаммад ибн Юсуф, находившийся в вассальной зависимости от кастильского короля. Город капитулировал 2 ноября, и мусульманам было позволено покинуть его в течение трех недель. Около 300 тысяч человек стали беженцами и переселились в Гранаду и в Северную Африку. Падение Севильи, за которым последовала капитуляция других городов на юге Андалусии, завершило главный этап Реконкисты. Единственным оплотом ислама в Испании остался Гранадский эмират, просуществовавший ещё почти 250 лет.

В Севилью переселились семьи из других христианских королевств. И больше всего из Кастилии и Галисии. 24 тысячи человек! Представляете? Севилья буквально меняет своё лицо, свой язык и свои привычки. Меняется даже запах улиц. В веселый яркий мир жаркой Севильи приходит сдержанность северян. Это совершенно другой мир.

Христианство насаждалось в Севилье огнём и мечом. Мусульмане и иудеи должны были принять христианство под страхом смерти. Инквизиция свирепствовала. Это было страшное время крови и слез.

Но жизнь удивительно живучая штука. Уж простите за каламбур. Время не замирает. В городе по приказу Фердинанда Кастильского строится судостроительная верфь. А это способствовало стремительному развитию инфраструктуры.

Известный всем Христофор Колумб именно из Севильи отправился в своё знаменитое путешествие к берегам Индии. Сюда он и вернулся с богатой добычей. С тех пор только Севилья имела право осуществлять мировую торговлю с новыми землями. Торговля с Новым Светом сказочно обогатила Севилью. Здесь можно было увидеть невероятные сокровища, привезённые из разных уголков мира. Золото и драгоценные ткани, кофе и табак, специи и невиданные прежде растения, диковинные животные и рабы, всего и не перечислишь. Город рос. Все больше народу селилось в нем.

Арабский историк Ал Сакунди писал об этом необыкновенном городе: «Кто не бывал в Севилье, то не видел чуда». В Севилье строится множество прекрасных дворцов, здесь творят поэты и художники, скульпторы и ювелиры. Открываются разнообразные учебные заведения. Город наполняют пестрые толпы купцов со всего света. Кажется сама жизнь празднует здесь свой неумолкающий праздник. Но все проходит.

Более пятидесяти лет Севилья владела правом торговли с Америкой. И вот, во второй половине 16 века, право на морскую торговлю получил Кадис. И звезда Севильи склонилась к закату. Шумный город, населённый множеством людей остепенено засорил реку. Гвадалкивир обмельчал. Судоходство стало затруднено. Центр морской торговли окончательно перемещается в Кадис. А с ним и пестрая, шумная торговая жизнь. А за купцами утекают и деньги. В Севилье начался экономический упадок.

Чума, 1649 год. Страшная болезнь чёрным покрывалом накрыла улицы Севильи, опутав их смрадным дымом чумных костров. Страх перед чумой наглухо закрыл двери опустевших домов и ворота города. Болезнь унесла половину жителей Севильи. Какая уж тут торговля. С окончательный. уходом торговли обрушилась и экономика города.

Очень долго Севилья не могла восстановиться. До самой середины 19 века. До того времени, когда наступила эра индустриализации. Но это не значит, что город умер. В нем проходили интереснейшие события. Страстного нрава Севильи не могут победить ни время, ни события.

В 1729 году в Севилье был подписан договор о мире и дружбе между Испанией, Францией, Англией и Нидерландами в знак завершения войны за Испанское Наследство. В 1808 году, во времена французской экспансии, Севилья стала центром сопротивления вторжению французов под предводительством Наполеона. В Севилье пылают страсти Кармен, оттачивается хитрость Фигаро, под балконами красавиц поёт свои серенады Дон Хуан. Да мало ли сюжетов Севильи вдохновляются поэтов и композиторов.

Новое время, в котором мы с вами живем, безусловно, оставило свой след в книге истории Севильи. Можно, конечно, поговорить и о нем. Ведь так быстро время еще не текло. Но наш ум больше тревожат яркие и неудержимые события прошлого, страсть и великолепие, знойной и вечно юной красавицы Севильи. Истории погрузившихся в вечность времен, легенды и были Севильи ждут нас. Мы придём к тебе, чудесный город. Обязательно. Обещай приподнять краешек твоей мантильи и дай нам заглянуть в твою загадочную душу, о, прекрасная Севилья!



Недавние посты

Смотреть все